Владимир Савинов — заместитель генерального директора компании SFT Trading, которая уже 25 лет поставляет зелёный кофе в Россию. Мы взяли у него интервью о развитии кофейной индустрии и тенденциях рынка в текущих экономических условиях.

От растворимого NESTLE к Руанде с нотами ягод

— В следующем году вашей компании исполняется 25 лет. Как изменился рынок кофе в России за это время?

Чтобы объяснить масштаб изменений за это время, я приведу пример.

В начале 90-х годов случалось так, что на деловой встрече гостю предлагали кофе. Чаще всего это был растворимый Nestle — спасибо им за огромный вклад в становление российского рынка кофе. Однако, если сегодня на встрече в компании гостю предложат растворимый кофе, это может оставить у него негативное впечатление.

Более того, моей дочке сейчас 17 лет и она часто посещает кофейни. Недавно она рассказала мне, что в одной из них попробовала интересную Руанду прошлого урожая с нотками тёмных ягод.

Это и есть масштаб изменений в индустрии — от растворимого кофе до ягодных нот в натуральной Руанде.

— Расскажите об основных этапах развития российского рынка кофе?

Я выделю их крупными мазками. Первый этап — середина 90-х годов, тогда на рынке доминировала Индия: робуста черри АБ и арабика Плантейшн, А или Б.

Потом появился запрос на нечто иное. Только зарождающейся индустрии маленьких обжарщиков было важно отличаться от ещё советских обжарочных комбинатов. Единственный путь для них был в том, чтобы производить более качественный кофе. Или как минимум кофе не из Индии. Так появился кофе из Кении, Центральной Америки, Эфиопии и других стран. Именно в это время и по этой причине в Россию были привезены первые бочки Ямайки Блю Маунтин и первые мешки Копи Лювак.

В 2005 году нам задали вопрос: «Ребята, а вы слышали, что-то про кофе с Cup of Excellence?». И привезли в Россию привезли первые мешки Cup of Excellence.

Я считаю, что Cup of Excellence — это один из лучших механизмов международного отбора высококачественного зерна.

Позже, уже ближе к нашему времени появился запрос на информацию, знания, постоянство качества зерна, стабильность вкуса, затем на микролоты и так далее.

— Как в SFT Trading сосуществуют рынки коммерции и спешелти? И как в целом в России меняется соотношение между ними?

Они отлично сосуществуют друг с другом. Соотношение коммерции и спешелти у нас:

  • около 85% — сегмент «80–84». То есть зёрна, которые набрали 80–84 балла из 100 по системе Q-грейдинг;

  • от 10% до 15% — условно, коммерческий сегмент робусты;

  • 1–2% — это сегмент «85+».

Такой пропорции мы придерживаемся довольно давно. На неё повлияло естественное развитие рынка, которое и определило это соотношение.

— Насколько эти пропорции в вашей компании отражают рынок?

Ситуация у нас не отражает то, что происходит на российском рынке. Мы стараемся работать в сегменте Fine Commercial, то есть «80–84». А рынок обжаренного и молотого кофе, с точки зрения объёмов и денег, в основном занят компаниями из коммерческого сегмента: ОРИМИ, Штраусс и другими. Даже статистически российский рынок кофе — это 60% арабики и 40% робусты.

О тенденциях на рынке: кто уйдёт?

— Ранее вы описали развитие рынка как плавный переход от коммерческого кофе к качественному. Какие тенденции развития вы видите сейчас?

Можно выделить несколько тенденций. На мой взгляд, в ближайшие годы сегментация рынка только усилится:

В эконом-сегменте увеличится ценовая конкуренция.

Продолжит существовать сегмент «80–84», в котором работают большинство наших партнёров. В нём уже сейчас начинается сильное движение. Прогнозирую, что игроков останется меньше, чем есть на сегодняшний день.

Что касается рынка микролотов (условные «85+») или топ-спешелти — тут будет происходить та же история, что и в эконом-сегменте. Появятся новые игроки, усилится конкуренция, старые игроки либо будут уходить в «80–84», либо оставаться, уделяя 85+ все меньше внимания.

Это произойдёт по одной простой причине: вопрос выживаемости компании лежит в сегменте «80–84», нежели в микролотах, на которые приходится всего 3% российского импорта зелёного кофе. Микролоты — хороший маркетинговый довесок для компании, но ещё должна существовать солидная и проработанная база. Наконец, потребителей, способных покупать «85+», — наверное, всего 5–6% населения России. А покупательская способность населения, увы, пока снижается.

Из позитивных тенденций: потребление кофе в России увеличивается из года в год. Темпы роста дают основания исключительно для оптимизма. В общем, больной скорее жив, чем мёртв.

— Как, на ваш взгляд, можно увеличить потребление спешелти кофе в России?

Можно повысить через два направления: первое — профессиональное отношение к своему делу, второе — правильная передача информации от обжарщика до потребителя о продукте и о том, что ты делаешь через любые каналы информации.

Кстати, чтобы увеличить популярность кофе на нашем рынке, нелишним было бы всем объединиться и рекламировать свежеобжаренный кофе российского производства как продукт.

Об ответственности при Direct Trade, или история эфиопского фермера Гилана

— Многие обжарщики стремятся покупать кофе напрямую в странах происхождения, кофейни открывают обжарочные цеха, создают отношения с фермерами. Каким вы видите развитие этого направления? Будет ли это угрозой для вас как для крупной компании-импортёра?

Я приветствую, когда люди устанавливают контакт напрямую. Но есть один нюанс — ответственность. Расскажу на примере истории про гипотетического эфиопского фермера.

Вы приезжаете к фермеру, назовём его Гилана, который производит кофе в Эфиопии. Покупаете у него все 50 мешков, которые он произвёл. Замечаете его сынишку, который прилично одет.

На следующий год вы снова приезжаете к Гилане. Вам приходится брать у него кофе, хотя он и не такой хороший, как в прошлом году. Ведь вы работаете в прямой связке и ответственны перед ним. После этого Гилана покупает сынишке мобильный телефон.

На третий год сотрудничества кофе Гиланы совсем плох, и вы отказываетесь его покупать. Когда вы выходите из хижины фермера, видите полные надежды глаза сына Гилана. Он надеется, что вы приобретёте весь урожай, и ему купят мотороллер. Каково вам смотреть в глаза ребёнка в такой ситуации? Не в глаза отца, который знает, что и почему случилось, а в глаза его сына, который на вас искренне надеялся?

Если вы ответственны за то, что делаете, постоянно поддерживаете контакт, заботитесь о том, кого «приручили», тогда я «за» дайрект сорсинг.

Наша компания практически не работает напрямую с фермами как таковыми. Мы сотрудничаем с кооперативами либо с трейдерами. Кооператив или трейдер берут на себя контроль качества, дистрибуцию доходов между фермерами, передачу образцов, занимаются экспортной документацией, финансируют производственно-сбытовой цикл.

Угрозы со стороны дайрект сорсинга я никогда не видел и видеть не буду. Конкуренция — это прекрасно!

Об отношении к сертификации

— Что вы думаете о сертификациях кофе?

Все международные сертификационные органы излишне бюрократизированы. Работа, которую они выполняют, неадекватна, на мой взгляд, той плате, которую они взимают за выполнение своих функций. Они не производят дополнительного продукта, и я не хочу им платить.

Вам может быть интересно:

Что такое Колд Брю?

21 янв 2019 · 4 мин. на чтение